Четвероногие герои: неоценимый вклад кинологов и собак в освобождение Ленинграда

Мужчин для работы кинологами не хватало, ушли на фронт. Поэтому весной 1942-го заниматься с собаками призвали совсем еще юных девочек-ленинградок. У некоторых из них за плечами был опыт занятий в клубе служебного собаководства, что до войны располагался на улице Рубинштейна, 40. Руководил им Петр Заводчиков. Из переживших первую блокадную зиму девочек позже сформировали 34-й отдельный инженерный батальон миноискателей Ленинградского фронта (ОБИМ). Командовать назначили подполковника Заводчикова.

В клубе служебного собаководства сохранились данные, что семья ленинградцев Бутыркиных отдала своего любимца овчарку Мига в служебный питомник осенью 41-го. Через год и Нина Бутыркина пошла записываться добровольцем. Ее отправили в Сосновку, где девушка встретилась со своим четвероногим другом. Нина с Мигом прошли всю войну. Миг прожил долгую собачью жизнь и умер, окруженный заботой хозяйки.

«Знаете, вот таскаешь нарты целый день не одни собаки таскают, ты с ними, можно сказать, наравне под обстрелом, вся взмокнешь даже на морозе, но об этом не думаешь, ведь раненые на тебе, они истекают кровью, надо спешить. И вдруг где-нибудь по дороге на передовую почувствуешь, что все, что нет у тебя больше сил, что невозможно это дольше переносить. И сядешь в сторонке на пенек или на лед и заплачешь. Просто ревешь, ведь никого нет рядом, никто не слышит, так что не стыдно. А они собьются возле тебя, морды кладут на колени, лижут и поскуливают, из сочувствия, что ли. И высохнут слезы. Потреплешь собак, поднимешься и пошли. Опять бежим туда, опять откуда-то берутся силы. Уж и счет рейсам теряешь. А собаки все тянут, они не то, что слово, вздох твой понимают, и слушаются, и готовы защитить»,  воспоминания Нины Бутыркиной из книги Петра Заводчикова и Семена Самойлова «Девичья команда».

34-й ОБИМ принимал участие и в операции «Искра». Задачей «девичьей команды» было доставлять на левый берег Невы боеприпасы, а оттуда вывозить по льду раненых. В каждой упряжке до семи собак и два кинолога: одна бежала на лыжах впереди, вторая — за нартами. Девочки гибли, оплакивали своих павших любимцев, к которым успели привязаться, сочувствовали раненым, падали без сил, вставали и снова бежали выполнять свою работу.

По данным командира части и автора книги Заводчикова, за время операции «Искра» бойцы 34-го отдельного батальона вывезли с поля боя 1 800 раненых. Служили друзья человека и связистами, и санитарами. Своим тонким животным чутьем безошибочно определяли еще живых, подбегали, вылизывали лицо, помогая бойцам прийти в себя. Но самая главная заслуга подразделения — разминирование. Обычные миноискатели не справлялись, зашкаливали от нашпигованного в земле металла, выручал тонкий собачий нюх. Девушки с собаками занимались поиском мин в ленинградской земле вплоть до начала 1950-х. Только на участке северо-западного фронта на их счету более 250 тысяч обезвреженных мин и снарядов.

Удивительно, но среди голода, холода, смертей и болезней вместе со своими двуногими в осажденном и измученном городе выживали собаки. Не просто выживали. Клички своих четвероногих спасителей город запомнил!

Колли Дик

Дик участвовал в разминировании Ленинграда, Сталинграда и Праги. В августе 1941 года был передан владельцами в армию, обучен службам связи и санитарной службе. В 1943 году пес в месячный срок постиг минно-разыскную работу. Она и стала его основной до конца войны и после — до 1948 года.

Именно Дик помог спасти Павловский дворец под Ленинградом, обнаружив мину с часовым механизмом в фундаменте за час до взрыва. Он умер от старости, до конца жизни оставался в воинской части и был похоронен в Павловске с воинскими почестями.

«Разминировали дворец и парк бойцы 34-го отдельного батальона инженерных войск и их четвероногие помощники, собаки-миноискатели. Особая заслуга в спасении Павловского дворца принадлежит шотландской овчарке по кличке Дик. По легенде, Дик обнаружил в фундаменте дворца 2 500-килограммовую бомбу с часовым механизмом. Взрыв удалось предотвратить.

Дик был одной из самых знаменитых военных собак. Его имя по родословной Декойт. Известно, что до войны он был куплен через клуб служебного собаководства и воспитывался в семье ленинградского инженера Леонида Мержвинского и Татьяны Снегоцкой.

Татьяна Снегоцкая, хозяйка Дика, после войны получила от командира батальона письмо: Дик, зачисленный в армию осенью 1941 г., быстро и отлично дрессировался на разные службы, легко перенес блокаду, длительное пребывание под постоянным огнем врага на переднем крае обороны. В 1943 г., в месячный срок, обучен минно-разыскной службе, на которой дал блестящие результаты. Он разыскивал мины, нередко самой сложной установки, лучше всех других собак разных пород. Уже в 1945 г. он имел на личном счету свыше 10 500 обнаруженных им мин. Вожатый Дика получил личную благодарность Маршала Советского Союза и имеет пять правительственных наград. Командир части подполковник Заводчиков», из сочинения ученицы восьмого класса школы № 185 Даши Ивановой, опубликованного в «Царскосельской газете» № 21 (9977) от 8 июня 2012 года.

Султан — прототип Мухтара

История Султана и его хозяина Петра Серапионовича Бушмина, роль которого в известном фильме исполнил Юрий Никулин, в Ленинграде была известна многим. Милиционер приучил своего напарника работать в любых условиях. Они вместе воевали на финском фронте, а спустя два года занимались поимкой диверсантов в блокадном городе, участвовали в операциях по ликвидации вражеских парашютистов на Дороге жизни, ловили воров и мародеров. Вместе они помогли вернуть государству украденного на 3 миллиона рублей, раскрыли 996 преступлений и задержали более сотни опасных преступников.

Когда Султану стукнуло 13 лет, пес ослеп. Бушмину предложили сдать Султана в питомник. Пса обещали содержать как почетного пенсионера: вкусно кормить, ежедневно угощать сахарными косточками и подолгу выгуливать. Но Бушмин рассудил иначе. Султан умер на руках хозяина в своем доме. Чучело хвостатого сыщика вместе с фотографией хозяина Петра Бушмина было помещено в Ленинградский музей криминалистики.

А в 1964 году, как гласит легенда, передаваемая из поколения в поколение экскурсоводами, в музей зашел писатель Израиль Меттер. Его внимание привлекло чучело собаки и стоявший возле нее пожилой мужчина в милицейской форме. Милиционер с грустью смотрел на овчарку и смахивал слезы. Так писатель познакомился с майором милиции в отставке Петром Бушминым и услышал историю Султана, который в повести и в фильме превратился в Мухтара.

«Особое возмущение горожан вызывали воры, которые могли возникнуть только в особых условиях блокадного Ленинграда. Речь идет о нечестных на руку работниках коммунальных служб. Некто Антонников, управдом дома № 23 по улице Войтика, зимой 1942 года обворовал практически все вверенные ему квартиры. Таким же бессовестным человеком оказался и управдом Прокофьев. Он прописал сам себя в отдельную квартиру, набил ее дорогими сервизами, коврами, изделиями из хрусталя. Заодно прикарманил большую сумму денег, которую жильцы собрали в фонд обороны родного города. Пожалуй, самым шумным делом коммунальных работников стал арест группы дворников, обслуживавших дома командного состава Балтийского флота. Трое суток сотрудники угрозыска и Султан терпеливо сидели в засаде. Квартирных воров взяли с поличным»,из книги Данцига Балдаева «Султана вызывают в Смольный. Записки кинолога».

Город выстоял. И в 1944 году, в первое же послеблокадное лето, в Ленинграде состоялась городская выставка служебных собак. В ней приняло участие шестнадцать человек — изможденных, обессиленных, почти прозрачных. Рядом с ними шли их собаки: голодные и исхудавшие, но выжившие.

«На почетном месте сидела овчарка Дина с оторванным ухом, надпись гласила, что она обнаружила пять тысяч мин. Собака печально глядела на посетителей, видимо, не понимая, почему на нее смотрят, ведь она делала только то, что делали люди, и отделалась легко одним ухом. Собак, переживших блокаду, было, кажется, 15  маленькие, отощавшие дворняжки, их держали хозяйки тоже маленькие, высохшие старушки, которые делились со своими любимцами голодным пайком.

На выставке я вспомнил историю двух ленинградских пуделей Урса и Куса: они принадлежали И. А. Груздеву, биографу Горького. В начале блокады жена Груздева принесла хлеб паек на два дня. В передней зазвонил телефон, она забыла про голодных собак, а вспомнив, побежала в комнату. Пуделя глядели на хлеб и роняли слюну, у них оказалось больше выдержки, чем у многих людей. Илья Александрович вскоре после этого застрелил Урса и его мясом кормил Куса, который выжил, но стал недоверчивым, угрюмым.

Я никому не хочу навязывать мои вкусы. Можно не любить собак, но над некоторыми собачьими историями стоит задуматься», — так описал впечатления от этой выставки Илья Эренбург в книге «Люди, годы, жизнь».

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ рассказывали о воспоминаниях жителей блокадного города, переживших 872 страшных дня.