Сифилис - Лечение кожи

Наркомания ― это смертельная болезнь или проявление слабой силы воли?

Почему люди думают, что наркомания ― это не болезнь?

Первый аргумент, который якобы говорит, что наркомания ― не болезнь связан с тем, что как бы у каждого человека есть выбор: употреблять наркотики или отказаться от этого. Это рассуждение имеет место быть, но на самом деле все по-другому.

Вторым важным фактором, который оказывает значительное влияние на формирование у человека зависимость, является его окружение. Причем это касается окружения в целом: кто его воспитывал, у кого он видел подобные привычки, но не стоит забывать и о генетической предрасположенности к зависимости от химических веществ.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Таким образом, согласно вышесказанному люди делятся на два типа:

  • зависимые;
  • у которых нет склонности к зависимости.

БИО-ПСИХО-СОЦИО-ДУХОВНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БОЛЕЗНИ — НАРКОЗАВИСИМОСТИ

Человек сложное существо, которое состоит не только из тела (биологической сферы), но и социальной сферы, психологической и духовной. Очень важно понять, что наркомания — это болезнь. Болезнь, от слова  боль.

Мы проконсультируем вас, как в Саратове, так и в других городах России!Позвоните нам!

Телефон для регионов России: 8-800-551-50-95 

Телефон в Саратове: 7 (8452) 39-84-09

Анонимно, круглосуточно!

Выбрать наркологический центр в вашем городе

Специалистам, работающим в наркологии, это известно давно, и признается безоговорочно. Болезнь под названием наркомания включена в медицинские справочники и каталоги болезней наряду с любыми другими заболеваниями.

Понимание наркомании как болезни существует, по меньшей мере, с прошлого века, хотя в обыденном сознании все еще прочно засел стереотип, что если человек употребляет наркотики, то единственная причина этому его «непутевость», безответственность или вообще порочность и склонность к преступному образу жизни. О том, что такое поведение зачастую может быть проявлением болезни, нередко забывается.

Специалисты считают наркоманию заболеванием, относящимся к группе так называемых аддиктивных заболеваний, или болезней зависимости. Поскольку зависимость у наркомана проявляется от химических веществ наркотиков, наркоманию (наряду с некоторыми другими видами зависимости например, алкоголизмом) ещё называют «химической зависимостью».

Этот термин не надо путать с формами зависимости, выделяемыми уже внутри понятия «наркомания», а это психическая зависимость от наркотиков, которая свойственна для всех видов наркомании, а также физическая зависимость, которая может быть выраженной или неявной, а в некоторых случаях даже практически отсутствовать.

Самый простой способ понять есть ли у человека зависимость, попросить его не употреблять в течение месяца. Если человек может легко обходиться без алкоголя и наркотиков и это ему не стоит никаких усилий, то можно предположить, что он здоров.

Это физиологическая потребность организма в очередной дозе наркотического вещества. Так как наркотик входит в процесс обмена веществ, то если это вещество перестает поступать в организм, человек переживает тяжелейшее состояние — абстиненцию.

И потребность в наркотике, и «ломка» в его отсутствии в этом случае никак не зависят от воли человека, от черт его характера или свойств его личности точно так же, как например кашель больного туберкулезом не зависит от его желания.

Почему это так? Чтобы объяснить это, совершим небольшой экскурс в механизмы функционирования организма человека.

Живой организм, в том числе организм человека, представляет собой сложную систему, работающую как единое целое. Эта система образована многими взаимодействующими уровнями, клетки в совокупности образуют ткани, из тканей сформированы органы, которые являются частями организма.

Именно нервная система и ее высший отдел  головной мозг управляют всеми проявлениями человеческой личности. Устройство нервной системы крайне сложно. Состоит она из нервных клеток (нейронов), отростки которых образуют нервы (нервные стволы), связывающие все системы и элементы организма в единое целое.

В нервной системе человека более 10 миллиардов нейронов, причем более половины из них находится в головном и спинном мозге, то есть в ЦНС центральной нервной системе. Между собой нейроны соединяются через так называемые синапсы.

Через синапсы нервы соединяются и с мышцами организма. Передача импульса в синапсе осуществляется с помощью особых веществ, вырабатываемых синаптическими окончаниями и выпускаемыми в синаптическую щель, нейромедиаторов или нейротрансмиттеров. Их может быть множество различных видов.

Один из медиаторов, который имеет особенно важное значение для понимания механизмов зависимости это эндорфины. По своему действию эти вещества очень схожи с производными наркотического вещества морфия.

Определенный уровень этих эндорфинов необходим для нормальной работы нервной системы, а значит и для нормального эмоционального самочувствия человека. При их нехватке настроение и активность человека снижены, человек чувствует себя некомфортно, беспокойно. А такая нехватка эндорфинов может возникать в силу разных причин.

Так, синтез эндорфинов может нарушаться при различных заболеваниях. У человека с химической зависимостью уровень эндорфинов от рождения низкий. И зачастую такой человек впервые ощущает себя «в норме», лишь попробовав алкоголь или наркотик, потому что любое из наркотических веществ прямо или косвенно «нормализует» уровень эндорфинов.

Если духовный или душевный строй такого человека принимает этот способ «нормализации» жизни, то очень скоро мы видим перед собой наркомана или алкоголика.

Для людей с химической зависимостью свойственны и другие врожденные особенности обмена веществ: печень иначе перерабатывает вещества, расщепление и вывод несколько иной. Из-за этого по-другому происходит усвоение алкоголя.

Кстати, способность выпить очень много не пьянея один из характерных признаков врожденного алкоголизма.

Так как при употреблении ПАВ  (психоактивные вещества) происходит резкий выброс эндорфинов (эйфория), мозг начинает приспосабливаться к этому за счет разрастания количества принимающих эндорфины рецепторов.

Более того, со временем, все органы привыкают функционировать только при наличии этого вещества. Так как мозг получает огромное количество морфинов извне (героин) или привыкает к постоянной сильнейшей стимуляции (винт, кокаин, алкоголь), то со временем прекращает выработку собственных эндорфинов.

Как только вещество прекращает поступать, в организме происходит мощный сбой. Органы не могут нормально функционировать, а опустевшие рецепторы требуют новой дозы. Так как своих эндорфинов не вырабатывается, то человек попадает в тяжелейшее состояние  боли, сильнейшие депрессии, отсутствие сил, ощущение пустоты, бессмысленности и так далее.

Если прекратить прием химических веществ, то через какое-то время выработка собственных эндорфинов наладится. Но механизм зависимости уже запущен, и первая же доза вещества вызовет необратимую реакцию.

Так как все ПАВ (психоактивные вещества) имеют схожее действие, то для химически зависимого человека невозможно употребление никаких химических веществ без последствий в виде зависимости. Медицина пока не знает, как исправить такие врожденные особенности обмена веществ.

То есть мы не можем устранить биологические факторы, вызывавшие зависимость. А это значит, что на сегодняшний день эти заболевания не излечимы, так как вылечить зависимость означает сделать человека способным употреблять ПАВ, не попадая от них в зависимость.

Современная медицина научилась снимать абстиненцию. Беда, однако, в том, что нередко и самими наркоманами, и их родственниками, а иногда даже и «специалистами» такое временное облегчение принимается за лечение.

За это лечение платят огромные деньги, на него возлагают огромные надежды но, увы, все это оказывается тщетным. Благополучно пережив «ломку», наркоман очень скоро снова возвращается к прежнему.

Как правило, это происходит потому, что кроме физической, у него сформирована и психическая зависимость от наркотиков, то есть, уже психологическая, душевная потребность в возвращении к состоянию наркотического опьянения.

И это тоже проявление болезни. Но это проявление  совсем не то же самое, что дурная привычка. И это очень важно иметь в виду! Проблема состоит не в том, что бы прекратить прием наркотика и алкоголя, а в том, что бы не возвращаться к ним опять и опять.

«Один раз, это всегда слишком много. А тысяча, всегда недостаточно»!

Это отнюдь не привычка. В отличие от просто дурной привычки психическую зависимость невозможно преодолеть волевым усилием (так же, как и проявление физической зависимости). Если вы больны гриппом, то вы не сможете усилием воли прекратить свой кашель. Употребление наркотиков это следствие, а не причина.

Зависимость отличается от привычки тем, что зависимый человек уже не может без наркотика испытывать положительные эмоции, не может справляться с болезненными ситуациями, общаться «на трезвую голову».

Зависимость преодолеть гораздо труднее, чем справиться с физической ломкой. Как и любая болезнь, наркомания имеет свои предпосылки и проявления. От определенных взглядов и убеждений может зависеть станет человек наркоманом или нет.

  • Низкая или, наоборот, завышенная самооценка.
  • Сложности в общении. Не умение открыто и непринужденно общаться с другими.
  • Психологические комплексы.
  • Неумение справляться со своими чувствами. Невозможность осознать свои чувства.
  • Высокий уровень внутреннего напряжения. Человеку плохо и он не понимает, что с ним?! И из-за чего возникает это напряжение?! Потеря контакта со своими чувствами.
  • Склонность к рискованным ситуациям.
  • Тоннельное видение — все мысли прямо или косвенно сконцентрированы на употреблении.
  • Избирательная память — помнится только хорошие моменты из употребления, плохие быстро вытесняются и забываются.
  • Скачущее эмоциональное состояние — от бесчувствия к крайне интенсивным чувствам.
  • Навязчивое желание употребить. Картинки из «сладких времен» употребления и предвкушение употребления.
  • Провалы, ухудшение памяти.
  • Душевные страдания при отсутствии наркотика.
  • Отрицание проблем, связанных с употреблением, самой болезни.
  • Нарушена причинно-следственная связь. Все плохо в моей жизни, поэтому я употребляю наркотики. Вместо: Моя жизнь превратилась в помойку, потому, что я употребляю наркотики. У меня не такие серьезные проблемы, как у Васи, поэтому я не наркоман! Я всего лишь (пью, курю анашу), а не колюсь. Если нюхать, то не подсядешь. И тысячи других отговорок. Так у наркомана и алкоголика формируется феномен ОТРИЦАНИЯ, который сам по себе является одним из симптомов химической зависимости.
  • Неспособность адекватно воспринимать реальность.
  • Ложь даже там, где проще сказать правду.
ПОДРОБНЕЕ ПРО:  Венолайф гель 40 мл цена 430 руб в Москве, купить Венолайф гель 40 мл инструкция по применению, отзывы в интернет аптеке

Наркомания ― болезнь, поглощающая весь мир!

И вот, когда человеку, имеющему потенциальную зависимость, представляется возможность попробовать этот самый наркотик, он делает это практически не раздумывая. И как многим известно, пробует раз, а потом не может остановиться, т.к.

ему уже нравится свое состояние эйфории и он ничего не хочет менять. А все дело в том, что его болезнь началась еще задолго до того времени, как он употребил первую дозу химического вещества.

И все бы хорошо, человек ощущает прилив сил, возвышенные эмоции, но когда он сталкивается с другой стороной употребления наркотиков ― ломкой, абстинентным синдромом, он понимает, что не в силах контролировать употребления наркотических веществ, то сталкивается непосредственно со своей болезнью.

Причем эта болезнь действительно смертельна. Ведь наркоман может потерять не только работу, от него отказываются родные, но и в конечном счете может умереть. Поэтому, чтобы не доводить до летального исхода, необходимо сразу же обращаться в реабилитационные центры или клиники, в которых наркозависимым людям помогают бороться с физической и психологической зависимостью.

Токсикомания, наркомания и подросток

Употребление токсических веществ с целью опьянения называется токсикоманией. С медицинской точки зрения принципиального различия между наркоманией и токсикоманией нет: последствия для здоровья в том и другом случае одинаково опасны.

Разница лишь в том, что наркотические вещества запрещены законом, находятся под контролем, а токсические доступны каждому.Токсическое опьянениерезко отличается от алкогольного: вызывает не состояние эйфории, веселости, а наоборот, раздражительность, злобность, агрессивность, порой бессмысленные и опасные для себя и окружающих действия.

Внешне человек напоминает пьяного — движения некоординированые, размашистые, походка шаткая, кожа бледная, глаза «мутные», зрачки расширены, речь невнятная, «смазанная».При употреблении больших доз токсических веществ возможна потеря сознания, поверхностное дыхание, судорожное подергивание рук, ног.

Через 6-7 часов опьянение проходит, период опьянения полностью, выпадает из памяти. Человеку кажется, что ничего опасного в эпизодическом употреблении токсикоманических веществ нет. Но вдруг выясняется, что без этих препаратов он уже не может обходиться.

А вместе с тем возросла переносимость их, появилась потребность в повышении доз.И вот уже стоит прекратить прием препаратов, как возникает чувство беспокойства, тревоги, непреодолимое желание принять препарат, общее тяжелое состояние, сердцебиение, боли в области сердца, одышка, дрожание рук и всего тела, иногда судорожные припадки, возможен даже смертельный исход вследствие отека мозга.

Длительное употребление токсикоманических лекарственных препаратов приводит к ослаблению внимания, памяти, утрате способности к учебе у подростков.Не менее опасная форма токсикомании вдыхание паров летучих органических веществ, применяемых в быту и технике (бензин, ацетон, пятновыводители, лаки, краски, клей и т.д.

)Пары бензина уже после 2-3 вдохов вызывают головокружение, тошноту, чувство «невесомости», опущение, что голова меняет форму и размеры, появляются быстродвижущие зрительные галлюцинации.

После 15-20 минутного опьянения наступает головная боль, разбитость. Такое же состояние вызывают и вдыхание паров бытовой химии.Даже однократное вдыхание паров токсических веществ может привести к серьезному поражению печени, почек, особенно нервной системы.

При повторном вдыхании быстро наступает привыкание к токсическим веществам с потребностью вдыхать их ежедневно и даже несколько раз в день.Летучие токсические вещества, всасываясь в кровь, разносятся по всему организму, вызывая отравления.

Из наркоманий наиболее опасными являются морфийно опийная, гашишная и эфедроновая. Морфийно-опийная возникает при употреблении опия, содержащегося в маке, в том числе в его соке. К опию и морфию привыкают очень быстро — после нескольких приемов внутри, а тем более внутривенном введении.

Наиболее тягостное ощущение мучительные боли в мышцах, костях и суставах рук, ног, пояснице. Естественно, что столь сильные боли возникают при воздержании, вот почему наркоман вновь и вновь вводит очередную дозу.

Еще один вид наркомании эфедроновая, вызываемая психостимулирующим веществом, получаемым из лекарственных препаратов, содержащих эфозрин. Вводят внутривенно, уже после 2-3 введений наступает привыкание.

Могут развиться и острые психические расстройства в форме галлюцинаций (больному видятся огромные насекомые, мыши).Наркоманы, чтобы приобрести наркотик, могут пойти на тяжелое преступление, вступить в преступные связи, охотно вовлекают в свою компанию других людей, т.к.

в одиночку приобрести наркотики трудно.Наркомания это разрушение человеческой личности. Наркотики перестраивают, искажают всю психику человека. Это слабоумные больные дети. А ведь начаться все это может лишь из простого любопытства.

Пробуют, подражая или подчиняясь тем, с кем дружат или хотят дружить, на мнение которых ориентируются. Пробуют, желая уйти от скуки, плохого настроения, тоски, одиночества, непонимания взрослыми или друзьями.

Кто пробует наркотики? В большинстве — люди слабые, зависимые, подчиняемые, обиженные, испытывающие недостаток внимания и общения. Статистика:-На 1 января 2003г. — официально 6600 наркоманов в РБ.

Неофициально — в 10-15 раз больше. = 80% наркоманов — в возрасте от 18 до 30 лет. {amp}gt;80% наркоманов — ВИЧ-инфицированы. Из них=50% — имеют судимость. Средняя продолжительность жизни — 5-10 лет.

Наркомания сопровождается соматическими и неврологическими заболеваниями деградацией личности, ВИЧ-инфицированием. Хранение, распространение, употребление наркотических средств преследуется по закону.

Дети в семье алкоголика

Специфичность воспитания детей в алкогольной семье определяется ее дисфункциональностью. Причина дисфункциональности заключается в том, что вся жизнь такой семьи связана с алкоголем: отец зависит от него (психологически или физически), а мать—от алкоголизма отца.

Социальная ситуация развития здесь обычно зависит от поведения и настроения родителей, от их проблем.Факт, что отец злоупотребляет алкоголем, мать старается скрыть от окружающих, особенно от детей, пока они еще маленькие и, как она считает, ничего не понимают.

Своим поведением, иногда словами, а чаще невербально мать дает понять детям, что происходит с отцом. Подрастая, дети начинают задавать вопросы, так как все плохое в семье, связанное с алкоголизмом отца, прятать невозможно.

Но мать никогда открыто не обсуждает с детьми главной проблемы семьи. Слово «алкоголизм» не употребляется, поскольку мать созависима и не признает отца больным. Так, ребенок спрашивает, почему отец поздно вернулся домой, почему он кричал и ругался, а мама плакала.

Но чаще всего ребенку не объясняют, в чем дело. «Не думай про это, все нормально», «Не лезь в дела взрослых», «Ты еще маленький», — приблизительно отвечает мать.Она постоянно выгораживает отца, прикрывает его пьянство, и ребенок начинает думать, что ложь и изворотливость — основные компоненты жизни.

Он привыкает к тому, что взрослый говорит одно, а делает другое. Например, отец все время обещает матери, что бросит пить, а сыну — пойдет с ним на рыбалку, но обещания не выполняются. Мать требует, чтобы сын всегда говорил правду, а когда он однажды решил посоветоваться с ней о том, можно ли сказать учительнице о не выученных уроках, так как они ушли с мамой от пьяного отца на весь вечер в кино, то мама разозлилась и сказала, что напишет в школу записку о том, что у сына болела голова.

Очень рано дети начинают понимать, что люди осуждают пьяных, смеются над ними. Но ребенок любит отца и поэтому скрывает его пьянство. Дети не могут говорить открыто про свою семью ни с друзьями, ни с учителями.

Ребенок боится, что его будут унижать, дразнить, осуждать. В результате возникают трудности в общении со сверстниками: ребенок напряженно ждет того самого момента, когда кто-нибудь из друзей предложит пойти играть к нему домой, поскольку никогда не известно, придет ли отец домой трезвым.

В жизни семьи, зависимой от алкоголя и построенной на лжи, ребенок перестает понимать реальность происходящего. Дети видят разницу между тем, что происходит дома, и тем, что им говорят, и не доверяют увиденному, услышанному и прочувствованному.

Старание ничего не замечать вокруг носит даже навязчивый характер. Семейная атмосфера характеризуется непредсказуемостью. Каждый раз, возвращаясь домой, ребенок мучается тяжелыми предчувствиями.

Он никогда не уверен в том, что ожидает его дома: отец трезвый или пьяный, ссорятся они с мамой или она уже ушла, стукнув дверью. Ему не хочется идти домой, он допоздна бесцельно гуляет на улице, оттягивая момент возвращения.

Ссоры, конфликты между родителями травмирует психику ребенка, он ищет решение проблемы в себе, часто считает, что ссора возникла из-за него. И чтобы примирить дорогих ему людей, ребенок пытается спровоцировать конфликт на себя.

ПОДРОБНЕЕ ПРО:  Жжение после применения свечей Гексикон: почему и как избавиться

Необходимость переживания ребенком негативных эмоций и невозможность сознаться кому-либо в своих бедах приводят к тому, что ребенок учится скрывать свое эмоциональное состояние. Мать, находясь созависимой от алкоголизма мужа, не в состоянии реально оценить ситуацию, она не обсуждает с ребенком этих проблем.

С раннего детства он только и слышит: «Отстань, не отвлекай меня!», «Не путайся под ногами». Привыкнув к такой реакции со стороны родителей, сын или дочь уже сами перестают ощущать потребность в том, чтобы поделится с родителями горем или радостью, своими успехами, интересными наблюдениями, открытиями, наконец, просто побаловаться, почувствовать нежность, тепло близких ему людей.

Душа ребенка становится черствой, она не может понимать эмоциональное состояние другого человека, сочувствовать ему, сопереживать. Привычка прятать собственные чувства приводит к тому, что, став взрослыми, такие люди не только не умеют выразить свои переживания, но и стыдятся их, боятся показать, стремятся выйти из ситуации, в которых могут проявляться эмоции.

Эмоциональная недоступность родителей, отсутствие нежных, теплых отношений с ними, необходимость скрывать свои чувства, переживания углубляются еще и тем, что в алкогольных семьях доминирует альтернативное воспитание вместе с неконгруэнтностью сочувствия.

Непоследовательность, непредсказуемость, которые наблюдаются в семье, объясняют и отсутствие четких границ в поведении ребенка. Детям важно усвоить, как вести себя, так как поступки оцениваются не объективно, а в связи с настроением родителей, состоянием разрешимости алкогольных проблем.

позволяет прогулять школу, не ругает за неуспеваемость, покупает конфеты и т. д. Однако, выпив, он становится агрессивным, может наказать сына за то, что он попросил объяснить задачу, побить за «двойку» или за то, что сын заступился за мать.

Мать бывает разной: иногда — веселой, все позволяет, но чаще она встревожена, заплакана, зла — тогда лучше не попадаться ей на глаза.Поведение может меняться в течение дня. Это происходит вместе с не конгруэнтным сочувствием, когда слово не совподает с интонацией, способом невербальной коммуникации.

Например, ребенок со слезами прибежал к матери с жалобой на отца: «Что я плохого сделал, почему он накричал на меня?» — «Не плачь, ты хороший мальчик. Но лучше иди, погуляй на улице», — отвечает мать, отталкивая его.

Такое смешанное поведение, информация с двойным подтекстом ставят ребенка в состояние растерянности. Чтобы сын почувствовал себя защищенным, любимым, нужным матери, можно было бы обнять, расспросить, как и что произошло, разобраться вместе с ним в ситуации.

Но когда она одновременно утешает и прогоняет от себя, ребенок не знает, как ему поступить. Сын начинает верить тому, что мать не любит его, что он ей усложняет жизнь, что он никому не нужный.

Размытость, нечеткость границ в объяснении поведения ребенка, отсутствие традиций, норм и правил в семье, скандалы родителей — все это лишает ребенка твердой психологической основы, стабильности, моральных ориентиров поведения.

Чувство запутанности, непонимания близких людей, беззащитность лишают ребенка надежного морально — эмоционального фундамента. Без такого фундамента невозможно научиться принимать самостоятельные решения, преодолевать трудности.

Ребенок из такой семьи все время ощущает недостаток внимания.Конечно, у матери, которая постоянно думает о пьянстве мужа, старается скрыть тайну семьи, финансовые проблемы и т. д., редко остаются силы для занятий с ребенком.

В основном она следит за тем, чтобы сын или дочь были накормлены, одеты, выучили уроки. Ей некогда вникать в их проблемы, заняться вместе с ними, поиграть, поговорить. В результате, отсутствие заботы, внимание к ребенку обычно становится стилем воспитания.

Пытаясь найти какой — то выход из ситуации, дети прикладывают усилия, чтобы заслужить похвалу родителей. Они начинают хорошо учиться, помогать по хозяйству, волнуются за младших братиков или сестричек.

По сути, такой ребенок выполняет функции взрослого человека. Однако увидев, что это не влияет на отношения отца к алкоголю и даже не вызывает благодарности со стороны матери, ребенок чувствует себя раздавленным, опустошенным.

На самом деле, мать очень рада за своего ребенка, но открыто и прямо не может проявить свои чувства -похвалить, обнять, поцеловать — ее чувства будто «заморожены». Привыкнув к тому, что в жизни у нее все плохо, мать начинает искать недостатки и в работе ребенка.

Дети, с которыми родители ведут себя подобным образом, и сами поступают так же. Постоянное чувство вины, хроническое недовольство, психологические и материальные потребности, чувство ненужности, стыд за своего отца — все это формирует заниженную самооценку, неприятие образа » Я «.

Похоже, социальная ситуация развития ребенка в семье, зависимой от алкоголя, еще не означает однотипности в формировании индивидуальных особенностей детей. Несмотря на то, что все они попадают примерно в одинаковые условия поведения родителей, но реагируют на это по — разному.

В зависимости от типа нервной системы, индивидуальных особенностей, характера у детей формируется разный стиль поведения.Основная тенденция реагирования ребенка на условия жизни в алкогольной семье — привлечь внимание родителей к себе, добиться их любви.

Разные дети используют различные способы. Потерпев неудачу, они реагируют на это неодинаково. Если ребенок чувствует стыд и страх раскрытия тайны семьи, он пытается скрыть свои чувства под маской нахального и агрессивного поведения, защищаясь от осуждения и неуважения других людей.

Такой ребенок чувствует свою незначительность в сравнении с чем — то более важным, что происходит в семье, — настроением родителей, поведением отца. Это вызывает тревогу, эмоциональную напряженность.

Подрастая и все сильнее переживая происходящее, ребенок ощущает одиночество, отверженность, невозможность высказать все это, у него возникает чувство протеста. Вместе с тем, запрет на выражение чувств, отсутствие эмпатии детерминирует развитие жесткости.

Таким детям необходимо защищать младших или более слабых, ухаживать за животными.Некоторые дети предпочитают стиль «шутливого барана». Делают все наперекор родителям, злятся, грубо ведут себя с ними.

он балуется на уроках, всех смешит, придумывает оригинальные шутки.Стереотип поведения в семье переносится на окружающих. В детском саду таких детей ругают воспитатели, в школе — учителя, на улице — соседи.

С ними не разрешают дружить. Понимание ребенком того, что его не любят не только родители, но и чужие взрослые, озлобляет его, он становится социально отвергнутым. Только уличная компания таких же отвергнутых становится родной.

Поведение друзей стало реальным регулятором поведения собственного. Вместе они чувствуют себя сильными и защищенными и теперь уже бросают вызов окружающим, мстят всем и всему. В таких группах дети рано начинают курить, пить, употреблять наркотики, поскольку они не знают других способов снятия психологического дискомфорта.

Сама группа проблемных детей дает наибольший процент алкоголиков, личностей с психопатическим развитием, правонарушителей.Если ребенку повезло на добрых людей, которые вовремя остановили, оказались рядом, он вырастает счастливым человеком.

Проблема подростковой наркомании

Общественное отношение к наркомании однозначно негативное и отвергающее, оно связано с незнанием и непониманием наркомании как явления. В отношении к наркомании проявляется общая социальная неудовлетворенность, страх перед неизвестным, а потому пугающим, боязнь наркомафии, тревога за собственных детей и родственников, эмоциональное впечатление от криминальной статистики, культурно-исторические стереотипы.

Все это приводит к резкой социальной реакции отторжения и изгнания наркомана обществом. Отверженный наркоман в семье оказывается на краю пропасти, загнанный туда друзьями, родителями, милицией, социальными службами, работодателями.

Единственная среда, где наркомана принимают без упреков, агрессии и отторжения и где он может хоть как-то «функционировать», — это среда, в которой господствует культура потребления наркотиков и других психоактивных веществ.

«Выдавливание» из «нормального» общества приговаривает наркомана к жизни в среде, которая в психологическом смысле разрушает сильнее, чем наркотики, но вне которой он уже не способен существовать.

Таким образом, формируется особая наркоманская субкультура со специфическим образом жизни, системой ценностей, языком, атрибутами, стереотипами, мифами. Примером может послужить миф о том, что наркоман при принятии наркотика испытывает неземное наслаждение.

На самом деле это выдумка. Наслушавшись о «наркотическом блаженстве», наркоман создает у себя в мозгу иллюзию, которая вследствие воздействия наркотика и проявляется. Сам наркотик — лишь катализатор выдуманных ощущений.

В то же время наркоманская субкультура, втягивая в свою орбиту молодежь, выступает мощным фактором приобщения к наркотикам, «смягчает» восприятие явлений, на которые люди за пределами субкультуры смотрят как на психическое отклонение или даже криминальное поведение.

Таким образом, наркоманская субкультура является специфической реакцией на поведение общества по отношению к наркомании, и ее появление и развитие — неизбежный процесс. Анализ содержания и направленности наркоманской субкультуры позволяет говорить о ней как об «антисистеме» и явлении крайне негативном, поскольку она способствует приобщению к наркотикам и закреплению их употребления.

ПОДРОБНЕЕ ПРО:  Новая молекула останавливает рак от обмана иммунной системы

Практически важным, на мой взгляд, является вопрос классификации первопричин донаркотической личности и определения стадий ее ранней наркотизации. Это позволяет специалистам вести диагностическую, профилактическую и реабилитационную работу с подростками более целенаправленно и эффективно.

Традиционно принято считать, что фактором риска приобщения к одурманивающим веществам является неполная семья, где воспитание осуществляется одним из родителей. Однако, как показывают многочисленные социологические исследования, значительная часть подростков-наркоманов живут с обоими родителями.

По-видимому, главное значение имеет не состав семьи, а атмосфера, складывающаяся в ней, эмоциональная близость и доверие домочадцев друг к другу.Чаще всего (и раньше всех) начинают наркогенную карьеру несовершеннолетние из семей, где воспитание осуществляется по типу гипоопеки.

Проще говоря, это те дети и подростки, которые предоставлены сами себе. Недостаток внимания со стороны взрослых может быть обусловлен асоциальным или даже антисоциальным поведением отца или матери, а также деструкцией межличностных взаимодействий (взрослые так заняты выяснением отношений, что на ребенка просто не остается времени).

Однако в последнее время гипоопека все чаще оказывается связанной с иными причинами, имеющими социально-экономический «фундамент». У большинства взрослых на общение с собственными детьми отводится очень мало времени.

И дело здесь не в нерадивости отца или матери, отсутствии у них родительской привязанности или неразвитости чувства от­ветственности. Взрослые основное время вынуждены проводить на работе, для того чтобы обеспечить собственное чадо хотя бы самым необходимым.

Прекрасно понимая, чем может грозить ребенку дефицит внимания, родители всеже не в состоянии что-либо изменить. Ведь отказ от работы одного из родителей или переход на менее интенсивный режим деятельности способен крайне негативно отразиться на бюджете семьи.

Особое место среди семей с гипоопекой занимают так называемые наркоманические семьи, где один или оба родителя страдают алкогольной или наркотической зависимостью. Вероятность приобщения к одурманиванию у детей из таких семей возрастает в два раза.

Сын или дочь с раннего детства имеют возможность наблюдать и даже осваивать «на практике» наркогенные традиции, знакомиться с технологией одурманивания. Вся жизнь семьи оказывается подчиненной наркотизму — она характеризуется непостоянством и непредсказуемостью, деспотичностью отношений (вплоть до физической агрессии).

Нередко единственным способом избавления от ежедневных скандалов, обид и унижений для ребенка становится «уход в одурманивание». Дети наркозависимых родителей не только очень рано приобщаются к одурманиванию, но и начинают свою наркогенную карьеру с одной из наиболее жестких форм наркотизации — с использования средств бытовой химии.

Однако не бывает правил без исключений. Известны случаи, когда в семьях пьяниц и наркоманов вырастают абсолютные трезвенники, отрицающие любые формы наркотизации. Ярко выраженные антинаркогенные установки являются своего рода протестом против пережитого в детстве.

Увы, такие исключения крайне редки. Об этом следует помнить тем «самоотверженным» женщинам, которые изо всех сил сохраняют семью, живя с мужем-алкоголиком или наркоманом. Их главная цель — не лишить сына или дочь отца.

Правда, при этом не учитывается то, что «пла­тить» за отца приходится спокойствием, здоровьем и счастьем ребенка.Не менее опасен для развития наркогенного заражения несовершеннолетнего и противоположный тип семьи — с гиперопекой в воспитании.

В этом случае ребенка с раннего детства опекают и контролируют, следят за каждым его шагом, не давая ни малейшей возможности проявить самостоятельность. Ребенок либо превращается в кумира семьи, чьи реальные или мнимые способности — предмет неистощимого восхищения, либо становится объектом постоянных завышенных притязаний и требований, которые он просто не в состоянии выполнить.

Привыкнув к такому контролю, мальчик или девочка легко подчиняются любому внешнему давлению. Попадая под влияние асоциальной компании, они совершают даже те поступки, которые в душе считают «неправильными», «нехорошими», просто потому, что не умеют отказываться.

Наркогенная карьера «гиперопекаемых» несовершеннолетних обычно начинается несколько позже, чем их «гипоопекаемых» сверстников. Как правило, происходит это в подростковом возрасте — в 15—16 лет, причем традиционными являются «классические» наркотики — анаша, героин, марихуана, синтетические препараты.

Проблема наркомании в последнее время является не просто молодежной, но уже и подростковой. Как считают исследователи, сегодня каждому второму школьнику в возрасте от 13 до 15 лет хотя бы раз был предложен одурманивающий препарат.

Приблизительно треть из них воспользовались таким предложением. Один из факторов столь раннего приобщения к наркотизации -возрастные психологические особенности детей и подростков. Безусловно, первым примером для подражания служат родители.

Роль наркогенной семьи в развитии раннего приобщения к одурманиванию уже отмечена. Здесь же хочется сказать о вкладе, который могут внести и обычные, «культурно пьющие» семьи. Алкогольные напитки на столе в этом случае у ребенка прочно связываются с атмосферой праздника, веселья в доме.

Знакомство с ними кажется привлекательным, поскольку помогает стать похожим на папу и его друзей — сильных, мужественных. Так происходит первая алкогольная проба. Конечно, не обязательно она приведет к формированию наркогенной зависимости.

Но одурманивание словно болото — — каждый новый шаг все глубже затягивает в трясину. Согласно данным, 82 % несовершеннолетних наркоманов из благополучных семей начинали свою наркогенную карьеру с домашних праздников, поддерживая компанию взрослых.

Подростковый возраст для большинства родителей и учителей становится серьезным испытанием на прочность. Его не случайно называют трудным — вчера еще такие послушные и дисциплинированные мальчики и девочки сегодня вдруг становятся неуправляемыми, грубыми, даже жестокими.

Во многом причи­на столь резких перемен характера связана с мощной физиологической перестройкой, которую претерпевает организм подростка. Темпы созревания различных систем организма оказываются неодинаковыми (так, причина под­ростковых обмороков чаще всего заключается в том, что общий рост тела опережает развитие сосудистой системы).

Субъективно все это проявляется ощущением физиологического дискомфорта — болит или кружится голова, тошнит, знобит или, наоборот, бросает в жар. Не понимая, что с ним происходит, и оттого пугаясь, подросток всячески пытается избавиться от негативных переживаний.

Реальное знакомство с одурманивающим препаратом в этот период особенно опасно, поскольку создает иллюзию «физиологического благополучия», на время снимает дискомфортные ощущения. Провоцировать наркогенное заражение способны такие подростковые поведенческие реакции, как эмансипация и группирование со сверстниками.

Они проявляются в стремлении высвободиться из-под опеки, контроля родителей, учителей, родственников. Подростки всячески стремятся отстоять свое право на самостоятельность и независимость, создать собственный мир, не похожий на мир взрослых.

Мнение и советы родителей теряют значимость, гораздо большую роль приобретает общение с ровесниками. Отсюда и возникает молодежная мода, молодежный сленг, молодежная музыка и т.п. — все то, что образует особую молодежную субкультуру.

К сожалению, сегодня ее неотъемлемым компонентом являются наркотики. Проба одурманивающегопрепарата становится своеобразным способом найти свой круг общения, попасть в компанию, доказав собственную «продвинутость».

При этом компания не обязательно должна быть наркоманической (когда единственным объединяющим звеном является использование и добыча наркотиков). Одурманивание оказывается лишь обязательным фоном, на котором происходит общение.

Перед многими подростками встает выбор: или поступать «как все», т.е. попробовать наркотик, или отказаться, рискуя при этом остаться в гордом одиночестве. В последнее время все чаще проявляется еще одна весьма тревожная тенденция в развитии подросткового наркотизма, связанная с поведенческой реакцией группирования.

Подростков в компании принуждают, заставляют пробовать одурманивающий препарат. Такое принуждение может носить характер психологического шантажа, а может проявляться и как физическая агрессия (за отказ подростка избивают).

Обычно это происходит в разновозрастных компаниях, где разница между подростками составляет 3—5 лет. Более старшие, имеющие богатый наркотический опыт и главенствующие в группе, приобщают к одурманиванию младших.

При этом отказ воспринимается как неподчинение лидеру, оскорбление. Такие действия являются уголовно наказуемыми. В определенной степени влиять на раннее приобщение к одурманиванию способны реакции, обусловленные формирующимся сексуальным влечением.

Интерес к вопросам пола возникает у детей очень рано, однако поначалу он не связан с эротическими переживаниями. В подростковом возрасте он уже имеет физиологическую основу. Неспособность найти выход зреющему внутри напряжению может подтолкнуть к использованию одурманивающих веществ.

Дело в том, что некоторые ингаляты в подростковой среде пользуются большой популярностью из-за того, что способствуют визуализации сексуальных представлений. На подростковом сленге это означает «смотреть стриптиз».

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

У подростков также бытует мнение, будто ряд наркотиков усиливает потенцию, выполняя роль своеобразного сексуального допинга. Чтобы снять страх и психологическое напряжение, возникающие при первом половом контакте, некоторые подростки (обычно мальчики) могут прибегать к использованию одурманивающего препарата.

Adblock
detector