Сифилис - Лечение кожи

Вдохновляющая речь перед будущими докторами написанная деканом университета Альберты

  1. отличие сифилиса от герпеса
  2. после удара кружится голова
  3. как вводить полижинакс вирго

Джоан Роулинг, писательница

В этом году 51-летняя Джоан Роулинг возглавила топ-25 самых влиятельных авторов Голливуда по версии журнала The Hollywood Reporter. Двадцать лет назад, до того как в 1997 году издательство Bloomsbury опубликовало первую книгу о Гарри Поттере, она была никому не известной матерью-одиночкой, живущей на социальное пособие и нерегулярные заработки.

«Семь лет спустя после своего выпускного, я по любым меркам потерпела самый страшный провал. Мой брак распался, я осталась одна с ребёнком, без работы и денег. Я не собираюсь убеждать вас, что неудача — это здорово.

Тот период моей жизни был самой чёрной полосой, и я никак не могла предположить, что это окажется сказкой со счастливым концом, как сейчас пишут в газетах. Но неудача освободила меня — мой главный страх уже осуществился, при этом я была жива, у меня была любимая дочка, старая печатная машинка и много идей.

Избежать неудач невозможно, если только вы не живёте так осторожно, что это вообще трудно назвать жизнью. Правда, в этом случае вы терпите неудачу по определению».

Речь перед выпускниками Гарварда, 2008

Стив Джобс, предприниматель

Один из самых успешных режиссёров в истории получил диплом о высшем образовании только в 2002 году, когда ему уже было 55 лет. В юности он дважды пытался поступить в калифорнийскую киношколу, но его не принимали, называя «бездарным».

Тогда он поступил в технический колледж, который вскоре бросил, чтобы согласиться на «работу мечты» в Universal Studios. Через пять лет вышел триллер «Челюсти», который и сделал Спилберга знаменитым.

Вдохновляющая речь перед будущими докторами написанная деканом университета Альберты

«Я ушёл из колледжа, потому что точно знал, чего хотел, как и некоторые из вас. Может быть, вы сейчас сидите и пытаетесь придумать, как же сказать своим родителям, что на самом деле хотите стать доктором, а не писателем-юмористом.

Первые 25 лет нашей жизни нас учат слушать чужие голоса. Родители и преподаватели заполняют наши головы мудрыми вещами и информацией, а затем их места занимают начальники, которые говорят, как устроен на самом деле этот мир.

Фильмы, которые я снимал вплоть до 1980-х годов, были в большинстве своём далеки от реальности. Я был словно в пузыре, потому что мне не хватало образования, моё мировосприятие сводилось лишь к тому, что я мог придумать в своей голове, а не к жизненному опыту.

А потом я снял „Цветы лиловые полей“. Эта история была наполнена глубокой болью и глубокой правдой, например, в тот момент, когда Шаг Эйвери говорит: „Всё на свете хочет быть любимым“. Делая этот фильм, я понял, что кино может быть миссией. Надеюсь, что каждый из вас испытает это чувство».

Речь перед выпускниками Гарвардского университета, 2016

В 1976 году 20-летний Стив Джобс вместе со Стивом Возняком основали Apple в родительском гараже. За 10 лет предприятие превратилось в компанию стоимостью два миллиарда долларов, в которой работали более шести тысяч человек.

Среди них был маркетолог Джон Скалли, который возглавил Apple по приглашению Джобса. Со временем их взгляды на будущее разошлись, совет директоров поддержал Скалли, и Стиву Джобсу пришлось покинуть Apple.

«В 30 лет меня с шумом уволили из компании, которую я же и основал. Всё, чему я посвятил свою сознательную жизнь, исчезло, я чувствовал себя опустошённым. Тогда я не понимал, что увольнение из Apple — это лучшее, что могло со мной случиться.

Тяжкое бремя успеха сменилось лёгкостью — я опять стал новичком. С этого чувства начался один из самых творческих периодов в моей жизни. В течение пяти последующих лет я основал NeXT и Pixar и влюбился в прекрасную женщину, которая стала моей женой.

Я убеждён, что не сдался и продолжал идти вперёд только потому, что любил своё дело. Если вы ещё не нашли того, что любите — продолжайте искать».

Речь перед выпускниками Стэндфордского университета, 2005

«Для меня большая честь быть с вами сегодня на вручении дипломов одного из самых лучших университетов мира. Я не оканчивал институтов. Сегодня я хочу рассказать вам три истории из моей жизни. И всё. Ничего грандиозного. Просто три истории.

Я бросил Reed College после первых 6 месяцев обучения, но оставался там в качестве “гостя” ещё около 18 месяцев, пока наконец не ушёл. Почему же я бросил учёбу? Всё началось ещё до моего рождения.

Моя биологическая мать была молодой, незамужней аспиранткой и решила отдать меня на усыновление. Она настаивала на том, чтобы меня усыновили люди с высшем образованием, поэтому мне было суждено быть усыновлённым юристом и его женой.

Правда, за минуту до того, как я вылез на свет, они решили, что хотят девочку. Поэтому им позвонили ночью и спросили: “Неожиданно родился мальчик. Вы хотите его?”. Они сказали: “Конечно”. Потом моя биологическая мать узнала, что моя приёмная мать – не выпускница колледжа, а мой отец никогда не был выпускником школы.

И 17 лет спустя я пошёл. Но я наивно выбрал колледж, который был почти таким же дорогим, как и Стэнфорд, и все накопления моих родителей были потрачены на подготовку к нему. Через шесть месяцев, я не видел смысла моего обучения.

Я не знал, что я хочу делать в своей жизни, и не понимал, как колледж поможет мне это осознать. И вот, я просто тратил деньги родителей, которые они копили всю жизнь. Поэтому я решил бросить колледж и поверить, что всё будет хорошо.

Я был поначалу напуган, но, оглядываясь сейчас назад, понимаю, что это было моим лучшим решением за всю жизнь. В ту минуту, когда я бросил колледж, я мог перестать говорить о том, что требуемые уроки мне не интересны и посещать те, которые казались интересными.

Не всё было так романтично. У меня не было комнаты в общаге, поэтому я спал на полу в комнатах друзей, я сдавал бутылки Колы по 5 центов, чтобы купить еду и ходил за 7 миль через весь город каждый воскресный вечер, чтобы раз в неделю нормально поесть в храме кришнаитов.

Вот вам пример: Reed College всегда предлагал лучшие уроки по каллиграфии. По всему кампусу каждый постер, каждая метка были написаны каллиграфическим почерком от руки. Так как я отчислился и не брал обычных уроков, я записался на уроки по каллиграфии.

Я узнал о serif и sans serif, о разных отступах между комбинациями букв, о том, что делает прекрасную типографику прекрасной. Она была красивой, историчной, мастерски утонченной до такой степени, что наука этого не смогла бы понять.

Ничто из этого не казалось полезным для моей жизни. Но десять лет спустя, когда мы разрабатывали первый Macintosh, всё это пригодилось. И Мак стал первым компьютером с красивой типографикой.

Если бы я не записался на тот курс в колледже, у Мака никогда бы не было несколько гарнитур и пропорциональных шрифтов. Ну а так как Windows просто сдули это с Мака, скорее всего, у персональных компьютеров вообще бы их не было.

Конечно, нельзя было соединить все точки воедино тогда, когда я был в колледже. Но через десять лет всё стало очень, очень ясно.

Ещё раз: вы не можете соединить точки, смотря вперёд; вы можете соединить их, только оглядываясь в прошлое. Поэтому вам придётся довериться тем точкам, которые вы как-нибудь свяжете в будущем.

Мне повезло – я нашёл то, что я люблю по жизни делать довольно рано. Woz и я основали Apple в гараже моих родителей, когда мне было 20. Мы усиленно трудились, и через десять лет Apple выросла из двух человек в гараже до $2–миллиардной компании с 4000 работников.

Мы выпустили наше самое лучшее создание – Macintosh – годом раньше и мне только-только исполнилось 30. И потом меня уволили. Как вас могут уволить из компании, которую вы основали? Ну, по мере роста Apple мы нанимали талантливых людей, чтобы помогать мне управлять компанией и в первые пять лет всё шло хорошо.

Но потом наше видение будущего стало расходиться и мы в конечном счёте поссорились. Совет директоров перешёл на его сторону. Поэтому в 30 лет я был уволен. Причём публично. То, что было смыслом всей моей взрослой жизни, пропало.

Я не знал, чего делать несколько месяцев. Я чувствовал, что я подвёл прошлое поколение предпринимателей – что я уронил эстафетную палочку, когда мне её передавали. Я встречался с David Packard и Bob Noyce и пытался извиниться за то, что натворил.

Это было публичным провалом и я даже думал о том, чтобы убежать куда подальше. Но что-то медленно стало проясняться во мне – я всё ещё любил то, что делал. Ход событий в Apple лишь слегка всё изменил.

Я был отвергнут, но я любил. И, в конце концов, я решил начать всё сначала. Тогда я этого не понимал, но оказалось, что увольнение с Apple было лучшим, что могло было произойти со мной. Бремя успешного человека сменилось легкомыслием начинающего, менее уверенного в чём-либо. Я освободился и вошёл в один из самых креативных периодов своей жизни.

В течении следующих пяти лет я основал компанию NeXT, другую компанию, названную, Pixar и влюбился в удивительную женщину, которая стала моей женой. Pixar создал самый первый компьютерный анимационный фильм, Toy Story, и является теперь самой успешной анимационной студией в мире.

В ходе поразительных событий, Apple купила NeXT, я вернулся в Apple, и технология, разработанная в NeXT, стала сердцем нынешнего возрождения Apple. А Laurene и я стали замечательной семьёй.

Я уверен, что ничего из этого не случилось бы, если бы меня не уволили из Apple. Лекарство было горьким, но пациенту оно помогло. Иногда жизнь бьёт вас по башке кирпичом. Не теряйте веры. Я убеждён, что единственная вещь, которая помогла мне продолжать дело была то, что я любил своё дело.

Вам надо найти то, что вы любите. И это так же верно для работы, как и для отношений. Ваша работа заполнит большую часть жизни и единственный способ быть полностью довольным – делать то, что по-вашему является великим делом.

И единственный способ делать великие дела – любить то, что вы делаете. Если вы ещё не нашли своего дела, ищите. Не останавливайтесь. Как это бывает со всеми сердечными делами, вы узнаете, когда найдёте.

«Если бы сегодняшний день был последним в моей жизни, захотел ли бы я делать то, что собираюсь сделать сегодня?». И как только ответом было «Нет» на протяжении нескольких дней подряд, я понимал, что надо что-то менять.

Джим Керри, актёр

Джим Керри впервые вышел на сцену с комедийным номером в 15 лет — его дебют оказался провальным. Фильм «Однажды укушенный» (1985), в котором 23-летний Керри после многих неудачных кастингов получил свою первую главную роль в кино, также был прохладно воспринят публикой.

И только в 31 год к нему пришла известность после малобюджетного фильма «Эйс Вентура: Розыск домашних животных», сценарий для которого, как и образ Вентуры, Джим придумал сам. За фильм Керри был номинирован на «Золотую малину», премию для худших актёрских работ, но среди зрителей фильм имел большой успех, а Эйс Вентура стал одним из известнейших комедийных персонажей.

«Столько людей выбирают путь страха, называя это „практичностью“. Мой отец хотел стать комиком, и у него были все шансы. Но он не верил, что это возможно, и предпочёл иметь спокойное „тёплое“ местечко, став бухгалтером.

Когда мне было 12 лет, его уволили, и нашей семье пришлось нелегко. На его примере я понял, что потерпеть неудачу можно и в нелюбимом деле — так почему бы не попытать счастья в том, чего вы хотите на самом деле.

Речь перед выпускниками Университета менеджмента Махариши, 2014

Эллен Дедженерес, комедийная актриса и телеведущая

Опра Уинфри получила образование благодаря своему таланту: победа в соревновании по красноречию дала ей возможность поступить в университет. В интервью она неоднократно рассказывала о своём неблагополучном детстве и побегах из дома.

И всё же она стала первой чернокожей женщиной-репортёром в своём городе, а затем — первой чернокожей женщиной-миллиардером в истории. «Шоу Опры Уинфри» по праву называют одним из величайших телешоу всех времён.

«За свою карьеру я провела более 35 000 интервью. Каждый раз, как только камера отключалась, гость программы поворачивался ко мне и спрашивал: „Все прошло хорошо?“. Я слышала это от президента Буша и от президента Обамы. Я слышала это от героев и домохозяек.

ПОДРОБНЕЕ:  Что нельзя кушать перед сдачей анализа крови

Не важно, каких высот вы достигнете. В какой-то момент вы обязательно споткнетесь, ведь планка постоянно поднимается. Если вы постоянно стремитесь выше и выше, то, как предсказывает миф об Икаре, в какой-то момент вы начнёте падать вниз.

Мне не раз приходилось говорить эти слова самой себе. Когда вы проваливаетесь в самый низ, это нормально — на какое-то время почувствовать себя плохо. Дайте себе это время, чтобы оплакать то, что, как вы думаете, потеряли.

Речь перед выпускниками Гарвардского университета, 2013

Речь Эллен Дедженерес, которую она произнесла в Университете Тулейна в Новом Орлеане в 2009 году, — не совсем обычная. На церемонии вручения дипломов официальную речь произносили Джордж Буш и Билл Клинтон, а Эллен решила выступить перед студентами спонтанно.

Новый Орлеан был родным городом актрисы, а выпускной курс состоял из студентов, начаших учёбу всего за два дня до страшного урагана «Катрина», который в 2005 году нанёс городу страшные разрушения.

«Когда я закончила школу, я была полностью потеряна. У меня не было никаких амбиций, и я не знала, чего хочу. Я делала всё: чистила устриц, работала барменом, официанткой, красила дома, продавала пылесосы.

Всё чего я хотела — это просто осесть на какой-то работе, чтобы заработать достаточно денег и заплатить за квартиру. Я жила в квартире в подвале, где у меня не было ни тепла, ни воздуха, только матрас на полу и блохи. Мне казалось, я знаю, кто я, но я понятия не имела.

Однажды я села и начала писать, у меня получился воображаемый разговор с Богом. Я посмотрел на него и сказал себе: „Почему я никогда не пробовала выступить со стендапом? Я собираюсь сделать это на Tonight Show с Джонни Карсоном“.

Следуйте за своими мечтами, оставайтесь верными сами себе. Никогда не следуйте за кем-то, только если вы не потерялись в лесу. И даже если вы потерялись, но видите путь — вы всеми средствами должны следовать ему.

Речь перед выпускниками Университета Тулейна, 2009 год

Татьяна Шатровская

Опра Уинфри, телеведущая

Кэрин Элейн Джонсон, некрасивой девочке из бедной семьи, пришлось бросить школу из-за дислексии: у неё были проблемы с письмом и чтением. Но дислексия не мешала заниматься в детском театре Элен Рубенстайн, а необычная внешность и странноватое поведение, из-за которых Кэрин было непросто общаться со сверстниками, пришлись как раз к месту.

К тому же театр был бесплатным. Там Кэрин получила первые уроки актёрского мастерства, а позже взяла псевдоним Вупи Голдберг и стала великой актрисой, которая была лауреатом самых престижных американских и удостоена именной звезды на голливудской Аллее славы.

«Мне повезло — у меня была действительно необычная мама. Она говорила мне: „Это ничего, что ты странная. Но ты готова к тому, что не каждый будет готов принять тебя, не каждый будет видеть и чувствовать то же, что и ты? Кому-то ты не понравишься. Ты сможешь остаться собой?“.

Когда я была маленькая, я мечтала о мире кино, телевидения, моды. Я не могла читать, потому что страдала дислексией, и начала учиться только в 15, но я знала, чего хочу. Нужно уметь постоять за то, во что вы верите.

Не нужно лишь бояться быть неправильным или неправым. Если вы сердцем чувствуете, что двигаетесь не в ту сторону, вы в любой момент можете остановиться и сказать: „Знаете, что? Я передумал“».

Речь перед выпускниками Колледжа искусств и дизайна Саванны, 2011

Татьяна Шатровская

Первая мировая война в судьбе Альберта Швейцера

Альберт Швейцер родился в 1875 году в небольшом городке Кайзерберге, в Верхнем Эльзасе. На протяжении первой половины своей жизни был гражданином Германии, во второй половине – гражданином Французской республики.

Мать знаменитого французского философа Жана-Поля Сартра была ему двоюродной сестрой. В октябре 1893 года Альберт стал студентом Страсбургского университета, причем студентом двух факультетов – теологического и философского.

Швейцер слушал лекции известных на то время профессоров теологии и философии Карла Буде, Вильгельма Новака, Эрнста Люциуса, Эмиля Майера, Виндельбанта, Целлера, Шлейемахера, Гарнака, Паульсена, Зиммеля и других.

Студент Швейцер был талантливым и любознательным учеником, все хотел познать, причем быстро и навсегда. Вот потому, вместе с философско- богословскими науками, одновременно изучал теорию музыки и учился играть на органе.

Через год его призвали на военную службу, проходившую в казармах и окраинах Страсбурга. Чтобы успешно сдать экзамен по богословию и тем самым получать стипендию, Швейцер захватил с собой на службу книги Нового Завета на греческом языке.

Внимательно читая их, делал небольшие выписки и замечания. Он хотел проверить своего преподавателя богословия Генриха Хольцмана, верно ли его утверждение, что первой синоптической книгой Нового Завета считается Евангелие от Марка.

Согласно теории преподавателя, оно легло в основу Евангелий от Матфея и Луки. Внимательно разбирая Новый Завет, Швейцер нашел в нем некоторые противоречия, о которых не сообщал своим студентам богослов Хольцман.

Так, в главе 10-й Евангелия от Матфея, сообщается о посылке 12 апостолов на проповедь Христа. В напутственной речи Иисус предупреждает своих учеников, что они сразу же будут подвергнуты гонениям.

Однако Швейцер установил, что этого не произошло. Засомневался он и в словах Иисуса, говорившего, что явление Сына Человеческого произойдет прежде, чем они обойдут города и селения Израиля.

Это означало, что Царство небесное наступит в тот время, когда они будут проповедовать по городам и селам, выполняя свою миссию. Значит, Иисус не ждал их возвращения. Швейцер задается другим вопросом.

Не удовлетворило любопытного студента замечание преподавателя, что здесь имеем дело не с подлинными словами Христа, а с текстом, составленным после Его смерти, на основе «речений Христа». Значит, замечает Швейцер, новое поколение верующих не могло бы вложить в уста Иисуса слова, опровергающие последующих ход событий.

И что чувствовал бы сам Иисус, если бы события разворачивались не по Его сценарию? Швейцер не успокаивается, он находит новый парадокс. Так в 11-й главе Евангелия от Матфея говорится о вопросе Иоанна Крестителя к Иисусу и есть ответ самого Иисуса.

Швейцер понял что преподаватель и другие комментаторы Евангелий, не до конца разгадали эту загадку. Кого имел в виду Креститель, спрашивая Иисуса, не он ли Тот, Который должен придти? И почему Иисус уклонился от прямого ответа на этот вопрос.

Уклончивый ответ Христа вместо «да» или «нет», для Швейцера свидетельствует о том, что Иисус как будто бы не был готов открыть, кем Он сам себя считает. То ли Мессией, то ли Сыном Человеческим.

Если бы считал Мессией, то вопрос Крестителя должен быть поставлен по-иному, в нем было бы утверждение об этом факте. Швейцер удивился такому парадоксу и стал «копать» глубже. Он настолько увлекся историей христианства, что полюбил его за мудрость, необычность и вместе с тем за трагизм и всесокрушающую силу любви и добра, и любовь до Новозаветных книг, пронес через свою жизнь. Даже написал об этом несколько мудрых и увлекательных книг.

Альберт Швейцер

Для углубления своих знаний Швейцер проучился год в Сорбонне и год в Берлинском университете. Учеба принесла ему большую пользу, потому что в 1899 году выходит его первая работа – докторская диссертация по философии под названием «Философия религии Эммануила Канта.

От «Критики чистого разума» до «Религии в пределах только разума». За эту книгу Швейцеру присудили звание доктора философии. А в 1900 году за богословскую работу «Тайная вечеря», студент Швейцер получил степень лиценциата теологии, что давало ему право преподавать в университете.

Первую лекцию на теологическом факультете Швейцер прочитал в марте 1902 года, и посвятил ее учению о Логосе в Евангелии от Иоанна. Затем были лекции о Пастырских посланиях и жизни Иисуса Христа, о Тайной вечере.

Свои богословские изыскания Швейцер отразил в книге: «История изучения Иисуса», вышедшая в 1906 году. Она была настолько популярной, что ее переиздали в Англии, Франции и Швеции. В книге Швейцер разрешил для себя важную христианскую проблему.

Он захотел узнать, какое значение для христиан имел эсхатологический Иисус, живший концом света и ожидавший Царства небесного? Швейцер старался переубедить читателей в том, что Иисусова религия любви возникла как составная часть Его миросозерцания — ожидания конца света, хотя считает ее несколько устаревшей и она не может быть новой религией.

Но Швейцер убедился в другом: в историческом Иисусе была новизна Его поступков и мыслей, соприкасавшихся с гениальностью. Сила Христовых идей была настолько убедительна, что такого не ожидали сами богословы, стремившиеся в своих трудах перекручивать учение Иисуса.

«Всякий, кто имеет смелость повернуться лицом к историческому Иисусу, и вслушаться в Его, обладающие огромной силой изречения, скоро перестает спрашивать, что может значить для нас этот кажущийся необычным Иисус?

В истинном понимании Иисуса Швейцер видит влияние Его воли на волю другого. Доверять Иисусу, значит понять, что все мы полностью в его подчинении. Иисус не требует от человека, чтобы он мог знать, кто Он в действительности, откуда появился и куда ведет свой народ.

Об этом люди не должны ни думать, ни спрашивать. Христос требовал одного, чтобы его слушатели своей жизнью доказали, что готовы идти за Ним до конца и в иную жизнь, чтобы исполнить все Его Заветы.

Они должны были отказаться даже от своей прежней жизни, ее морали и вредных привычек. И слушатели, все как один, безропотно шли за своим Учителем Христом. «Он приходит к нам неизвестным и безыменным, как некогда по берегу озера пришел к людям, которые не знали Его.

Он обращается к ним с теми же словами: — «Следуйте за мной!» — и ставит перед нами задачи, которые Он должен решить в наше время. Он повелевает. И тем, кто подчиняется Ему, — и мудрым, и простодушным – Он явит себя в мире, в труде, борьбе и страдании, через которые они пройдут рука об руку с Ним, и как невыразимую тайну они своим опытом постигнут, кто Он». [2]

Швейцер задает себе вопрос: почему многие богословы удивлены необходимостью признать исторического Иисуса, и почему лишают Его «способностью ошибаться», ведь в жизни ничего непогрешимого нет.

И то светлое Царство Божье, о котором Он так страстно проповедовал, до сих пор, не наступило. Для нас вопрос Швейцера звучит несколько странно, если не сказать больше. Подвергать сомнению историчность Иисуса Христа, Его святые мысли и дела может лишь тот, кто далек от христианства, Святой Библии и книг подвижников церкви, кто давно позабыл Евангелие и его святые заповеди.

Но мы знаем, что Швейцер, делая ошибки в мыслях и скоропалительных выводах, старался преодолеть их и твердо держаться почвы родной Христианской религии, которая любого неверующего или атеиста, дела человеком своей веры и подлинного христианина.

В его время господствовали идеи мифологической школы, что все религии вымышлены и ничего в них исторического нет. Вот потому ему было интересно знать, поступают ли верующие в духе Иисуса, когда хотят с помощью богословской казуистики принять эти изречения за истинные, и непогрешимые.

Ответ Швейцера отрицательный. Христос никогда не претендовал на подобное всеведение. Богослов приводит такой пример. Юноше, обратившему к нему со словами: «Учитель Благий!», Иисус указал, что благ один только Бог (Мк. 10:17-18).

Христос решительно возразил бы и тем, кто хочет приписать Ему божественную непогрешимость. Вот потому, для Швейцера, исторический Иисус покоряет своим беспрекословным повиновением Богу и в этом Он велик.

А вот догматический Христос, которого богословская метафизика его времени старалась представить как метафизическую личность, не имеющую реальных корней, не отвечает реальной правде и настоящему Иисусу, Сыну Божьему.

Свое призвание Швейцер видел в том, чтобы полнее раскрыть святой образ Иисуса Христа и помочь христианской вере занять твердую позицию в вопросах воспитания и просвещения туземных народов. И еще считал, чтобы христианская вера со всей искренностью пришла в согласие с исторической истиной и была правдива как вся Новозаветная история.

Книгами об Иисусе Христе и Канте, христианстве и культуре Швейцер приобрел большой авторитет. Он признан в Европе, его труды получили признание в научных кругах, их изучают в университетах. Кроме богословских работ и трудов о Канте, Швейцер выпускает еще одну книгу -монографию про композитора Баха.

Книга вышла в 1905 году на французском языке, с посвящением мадам Матильде Швейцер, «жене моего дяди, жившего в Париже». Книга настолько заинтересовала читателей, что Швейцеру было предложено дополнить ее и издать в новой редакции.

Кроме книги он написал большое количество статей об органной музыке, которой увлекся, про сам орган, что сделало его известным в европейских музыкальных кругах. В 1906 году, после окончания «Истории изучения жизни Иисуса», Швейцер все же выпускает новую книгу о Бахе, дополненную и переработанную, причем на своем родном языке – немецком, что было немаловажно. И по объему она значительно превосходила первую, в ней уже было 600 страниц.

ПОДРОБНЕЕ:  Как отходит пробка перед родами

Первые годы пребывания в Африке (1913-1917)

Альберт Швейцер

Когда Ролан писал эти строки, Швейцер уже принял странное решение, повлиявшее на всю его последующую жизнь. Он захотел отстаивать свои философские и богословские идеалы не столько писанием книг и статей, сколько непосредственным служением людям.

Случайно попавший ему на глаза журнал Парижского миссионерского общества, сообщавший о том, что Французской протестантской миссии в Ламбарене на реке Огово в Габоне, требуются медики, подсказал 30 — летнему философу, что ему нужно делать.

И Швейцер принял решение. Он пишет: «Я долго и всесторонне изучал этот вопрос; я был убежден, что у меня для этого все есть: здоровье, крепкие нервы, разум, словом все, что нужно для выполнения моего решения. Кроме этого, я считал, что у меня хватит силы духа выдержать возможное мое поражение». [4]

Странное дело: преподаватель богословских наук Швейцер принимает неожиданное решение: он хочет стать врачом, чтобы помочь угнетенным темнокожим людям в далекой Африке, лечить их и спасти им жизнь.

Когда Швейцер явился к декану медицинского факультета Фехлингу, чтобы записаться в студенты, то в профессора очки поднялись. Декан понял, что этого богослова нужно отправить и как можно скорее к психиатру.

Был еще один не решенный вопрос — юридический. Будучи штатным сотрудником университета, Швейцер не мог числиться одновременно преподавателем и студентом. А стать вольнослушателем, значит провалить все задуманное дело.

Его не допустят к государственным экзаменам и не дадут диплом. Значит, романтическая мечта не осуществиться и все пойдет насмарку. Руководство университета все же взвесило все «за» и «против» и пошло навстречу своему сотруднику.

Швейцеру было разрешено сдавать экзамены, если профессора медфакультета удостоверят, что он посещал их лекции. Профессора в свою очередь решили, что Швейцер, как их коллега, может слушать все их лекции бесплатно, и будет примерным студентом.

И вот для 30 летнего студента медицинского факультета начались напряженные годы. Сразу отказаться от преподавания теологии и должности проповедника он не мог, поэтому совмещал все подряд. Параллельно с изучением медицины, читал лекции по теологии, и каждое воскресенье проповедовал в кирхе.

Вжиться в медицинскую науку было очень трудно и все потому, что времени не хватало: в это время он читал лекции об учении апостола Павла, которым сильно увлекся. Кроме того, чтобы подзаработать, Швейцеру пришлось больше времени уделять концертам органной музыки, с которыми выступал в Германии, Франции и Скандинавских странах.

Швейцер захотел стать врачом, чтобы иметь возможность заниматься конкретным делом и этим принести пользу людям. Хотя свое призвание философа, богослова, музыканта, словом, творческую личность, пронес через свою жизнь.

Читать лекции и проповедовать в храме ему всегда было приятно. Такую работу он считал своим призванием и следовал этому с большой радостью. Но после глубоких раздумий осознал: медицина, говорил ученый, ни в коем случае не помешает ему заниматься творческой деятельностью – писать книги, читать лекции и выступать с концертами органной музыки.

Медицина и творчество дополняют друг друга, они направлены к единой цели: сделать человека здоровым и просвещенным, чтобы жизнь его была полноценной, наполненной глубоким смыслом. Отправляясь в далекую Африку, Швейцер руководствовался одним принципом – спасать гибнущих чернокожих людей.

А. Швейцер в глубоких раздумьях.

Пять лет упорной учебы и творческого труда пролетели быстро. В октябре 1911 года Швейцер сдал государственные экзамены по медицине, теперь ему осталось проработать год практикантом в больнице и написать дипломную работу для получения диплома доктора медицины.

Но и с этой задачей он успешно справился. Занимаясь медицинской диссертацией, Швейцер все же готовился к Африке. Весной 1912 года Швейцер оставляет преподавательскую работу в университете и должность проповедника в церкви.

Темой его последней проповеди в храме св. Николая были слова благословения из Послания апостола Павла к Филиппийцам: «И мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе». Такими словами, на протяжении многих лет Швейцер заканчивал каждую свою службу.

Для Швейцера было большой мукой не проповедовать и не читать лекций. Такое состояние его не покидало до самого отъезда в Африку. Вид дорогих мест, где проходила его жизнь и к которым он никогда не вернется, причинял ему боль, и наводила на грусть.

Родственники, друзья и сотрудники были против его отъезда, говорили, что он свой талант философа, историка религий и музыканта закапывает в землю, и что после Африки он вернется иным человеком, иного склада ума и своих мыслей. Но Швейцер был непоколебим.

Весной 1912 года Швейцер отправляется в Париж изучать тропическую медицину и делать закупку всего необходимого для больницы в Габоне. Если раньше он изучал медицину теоретически, то сейчас его деятельность приобрела чисто практический характер.

Ему пришлось подбирать по каталогам нужные вещи для больницы: лекарства, всевозможные препараты, паковать ящики, составлять подробные перечни для таможенного досмотра. 18 июня 1912 года Альберт Швейцер женился на Елене Бреслау, дочери Страсбургского историка, которая еще до бракосочетания была его помощницей в подготовке рукописи к печати и правке корректур.

Много времени и сил стоило Швейцеру, чтобы собрать инструменты, лекарства, перевязочный материал и все остальное, что нужно для оснащения больницы. Сложным оказался вопрос о деньгах, так необходимых для поездки.

Швейцер начал обходить знакомых с просьбами о пожертвованиях. Какое его было удивление, когда хорошо знакомые люди при виде дивного лекаря, опускали глаза и разводили руками. На словах они смело поддерживали идею своего товарища, а вот дать деньги на неизвестное дело, было выше их сил.

Было заметно, как сильно менялся тон приема друзей, когда выяснялось, что пришел не просто гость, а проситель. И все же доброта, отзывчивость людей победила. Деньги в нужном количестве были собраны.

Было много радости, когда его коллеги по Страсбургскому университету щедро жертвовали свои небольшие средства на благое дело, учрежденное французской колонией. Не остались в стороне и пожертвования прихожан церкви св.

Николая, в которой Швейцер исполнял обязанности пастыря. Поддержали лекаря и эльзасские церковные приходы, особенно те пасторы, что учились вместе с ним или были его учениками. Значительная часть денег поступила от концерта, специально проведенного для этой цели Парижским обществом им.

Наконец, финансовые трудности доктора Швейцера до его отъезда в Африку были преодолены. Доктору хватило средств, чтобы купить все необходимое для отъезда и обеспечить бесперебойную работу больницы на целый год.

Альберт Швейцер с женой Еленой. 1913 год.

Наконец, разрешение на работу врачом в Габоне без французского диплома, а имея лишь диплом немецкий, было получено во Французском Колониальном департаменте. С помощью влиятельных друзей и этот вопрос был улажен. Значит, путь на Габон для Швейцера был открыт.

В феврале 1913 года 70 ящиков разного груза были упакованы и отправлены товарным поездом в Бордо. «Когда мы начали собираться в дорогу сами, я решил две тысячи марок, которые мы брали с собой, взять не банкнотами, а золотом.

Жена возражала против этого, но я объяснил ей, что мы должны принять во внимание возможность войны: если война разразится, золото сохранит свою ценность в любой стране мира, тогда как судьба бумажных денег не поддается прогнозам, а на банковские счета может быть наложено эмбарго». [5]

В марте 1913 года Альберт Швейцер вместе с женой выехали из Гюнсбаха, затем сели на пароход в Бордо и поплыли в Экваториальную Африку. Все оказалось гораздо проще, чем они рассчитывали. В Ламбарене французские миссионеры оказали им теплый прием.

К сожалению, они не смогли построить обещанные домики из рифленого железа, в которых должна была разместиться новая больница. Для этого не хватило рабочей силы. Швейцеру довелось вести амбулаторный прием больных в старом курятнике, рядом с домиком, в котором сами жили.

Однако, при помощи миссионеров и их знакомых африканцев, в конце осени был возведен барак из рифленого железа, причем вместительный, но с крышей из пальмовых листьев, и расположенный у реки.

«В нем были маленькая комнатка для приема больных, такая же операционная и еще меньше — аптека. Вокруг этого барака постепенно возникло множество больших бамбуковых хижин — жилье для туземных пациентов. Белые пациенты жили в помещении миссии и в нашем домике». [6]

Место для больницы Ламбарене было выбрано из-за его географического расположения. Рядом находилась река Огове и ее притоки, по которой больные добирались до больницы на каноэ, причем за двести-триста километров.

С первого дня их прибытия, еще врач не успел распаковать лекарства и инструменты, больные африканцы запрудили все помещения. Вид людей был измученный, все они нуждались в срочном лечении. Главными болезнями Африканского континента были малярия, проказа, сонная болезнь, дизентерия, фрамбезия, гнойные язвы, пневмония и сердечные заболевания.

Много больных было с грыжами и слоновой болезнью, и оперировать их надо было срочно. Свою первую операцию Швейцер сделал с тяжелой формой грыжи. Она прошла успешно, и больной через неделю отправился домой.

С первых дней врач убедился, что физические страдания людей были более тяжкими, чем он предполагал. Поэтому с гордостью написал в своей книге: «Как рад я был, что вопреки всем возражениям, осуществил свой план и приехал сюда врачом!»

Сбор средств на заграничных концертах

После небольшого перерыва в Европе, Швейцер снова решил возвратиться в Ламбарене. Он отказывается от обеих своих должностей в Страсбурге. В то же время его приглашают разные творческие общества и университеты прочитать лекции о философии культуры, первохристианству, выступать с концертами органной музыки.

Осенью Швейцер побывал в Швейцарии, оттуда поехал в Швецию. В конце января отправился в Оксфорд для чтения лекций в Мэнсфилд-колледже по приглашению Фонда Дэйла. После всего – чтение лекций в Бирмингеме – «Христианство и мировые религии»;

в Кембридже – «Значение эсхатологии»; в Научно-религиозном обществе Лондона – «Проблема апостола Павла». Во всех странах Швейцер выступает с лекциями, дает концерты органной музыки и собирает деньги для расширения больницы в Ламбарене,

И снова поездки в Швейцарию, Данию, Прагу, другие страны Европы с благородной целью: пропагандировать органную музыку Баха, знакомить слушателей с наследием богословской мысли и собирать средства.

Во время концерта в Праге случилось непредвиденное. Пражское общество Баха за музыкальные заслуги подарило Швейцеру пианино с педальной клавиатурой. Теперь он мог свободно играть концерты Баха, не причиняя своему здоровью вреда, и при этом не потерять квалификацию органиста.

Так в течение четырех с половиной лет, проведенных в тишине Ламбарене вместе с Бахом, он смог глубже проникнуть в дух его музыки. Поэтому, возвратившись в Европу, он уже не был любителем, энтузиастом, а настоящим профессионалом, сохранившим свою технику в музыке и как артиста.

Культура и этика

Весной 1923 года Швейцер закончил две первые части книги «Философии культуры», они были опубликованы в этом же году в Германии. Первая часть называлась «Распад и возрождение культуры», а вторая — «Культура и этика или Благоговение перед жизнью».

Суть благоговения Швейцера состоит в том, что он признает и утверждает главный принцип жизни – саму жизнь, с ее глубоким смыслом. Жизнь, согласно Швейцеру, как самое сокровенное из того, что создала природа, требует к себе великого уважения.

Оно охватывает любую жизнь, независимо от уровня ее развития. Этика благоволения перед жизнью, подчеркивает он, не делает различия между жизнью высшей или низшей, более ценной или менее ценной.

В своей книге автор обвиняет философию за упадок культуры в Х1Х веке, даже придумал для этого такую формулировку: «за неумение сохранить в умах людей культуру Просвещения, с ее этикой и мировоззрением».

Задача Швейцера проста и сложная: пробудить в современном ему обществе стремление к созданию философски обоснованного и практически применимого оптимистически-этического мировоззрения. Он считает, что основной причиной упадка культуры в западном обществе, есть отсутствие такого мировоззрения.

Не формализм, не патриотизм, говорит он, не помогут западным странам приблизить гуманистические методы воспитания к простому народу. Швейцер провозглашает независимость жизневоззрения или этики от мировоззрения, в котором преобладает пессимизм.

На первое место в этике он ставит такой оптимизм, который является неотъемлемой частью человеческой жизни. Ярким его проявлением становится «благоговение перед жизнью». В понимании Швейцера, этическое или моральное таит в себе высшую правду и высшую целесообразность.

А. Швейцер за работой.

В книге Швейцер критикует современное ему общество за неравенство, ущемление прав и свобод граждан, упадок нравов и культуры, за разложения этого общества, требующего замены новой моралью и новой культурой.

ПОДРОБНЕЕ:  Почему молочница появляется перед месячными

Значительное место в ней уделено истории этических идей, критическому анализу их систем, начиная с Древней Греции и заканчивая концом XIX века. Все это преподносится с точки зрения этики активного самосовершенствования и благоговения перед жизнью. Однако взгляды Швейцера не получили законченного систематического изложения.

Швейцер предлагает обновить наше мышление и возвратиться к идеалам истиной культуры. Если люди станут снова размышлять об этике, о духовном отношении к миру, это будет первым шагом по пути от бескультурья к возрождению культуры.

Культуру Швейцер определяет в общих терминах, и называет ее «духовным и материальным прогрессом во всех сферах человеческой деятельности, сопровождаемой этическим развитием каждого человека в отдельности, и человечества в целом».

Настал период жестокого разочарования, говорит он, и мышление должно отбросить всякие попытки объяснить этот мир прямым путем или хитростью. Мышление должно объединиться с реальностью, причем такой, какая она есть и брать из нее мотивы для деятельности в соответствии с этическим миро- и жизнеутверждением.

«На своем опыте человек убеждается, — пишет Швейцер, — что повседневная жизнь, реальность, отказывается дать ему то, что он от нее ждет. Мир сопротивляется такому истолкованию, при котором этическая деятельность человека, была бы осмысленной.

Мировоззрение благоговения перед жизнью вытекает из принятия мира таким, каков он есть. А мир для нас — отвратительное в прекрасном, бессмысленное в исполненном смысла, печальное в радостном.

Как бы мы на него ни смотрели, он остается для нас загадкой. Но это вовсе не значит, что проблема жизни недоступна нашему разуму. Благоговение перед жизнью дает человеку духовную связь с миром, которая не зависит от его познаний самой вселенной». [16]

По его мысли, человек больше не обязан выводить свои взгляды на жизнь из знания о мире. В благоговении перед жизнью он имеет воззрение на жизнь, основанное на самом себе. В нем заключено и прочно с ним связано то мировоззрение, которое человек ищет. Оно постоянно обновляется и приобретает новый смысл.

«Не через познание мира, но через его переживание можем мы установить с ним связь. Всякое рассуждение, если оно проникает достаточно глубоко, оканчивается этической мистикой. Рациональное продолжается в иррациональном. Этическая мистика благоговения перед жизнью — это рационализм, продуманный до конца». [17]

Кроме принципа, что жизнь есть главное богатство мира, Швейцер выдвигает еще один этический принцип «человек человеку», который основывается на двух положениях: на признании того, что мораль формирует отношения сотрудничества и развивается сама по мере расширения этого сотрудничества. Она есть системой нравственных требований, поэтому должна быть действенной.

Этика благоговения перед жизнью требует от каждого человека «думать о других людях, всякий раз взвешивать», есть ли у него право «срывать плоды, до которых может дотянутся рука».

Два года в Европе и третий раз в Африке

По прибытию домой, Швейцер возобновил органные концерты и лекции. Он сделал турне по странам Европы, побывал в Швеции, Дании, Голландии, Англии, Швейцарии, Германии. В перерывах между поездками, врач жил с женой и дочкой в горном курорте Кенигсфельд, либо в Страсбурге.

Много сил было затрачено на поиски новых врачей и медсестер, которые бы могли срочно выехать в Ламбарене и заменить уехавших и тех, кто остался. Швейцеру повезло, все-таки он нашел четырех врачей, три мужчины и женщину, имеющих желание работать с африканцами.

Все лекари были швейцарцами. Большой неожиданность для всех была смерть швейцарского врача Эрика Долькена, скончавшегося от сердечного приступа по пути в Ламбарене. Печальное известие не поколебало решение медиков ехать в Африку и спасать несчастных людей.

В свободное время Швейцер готовил к печати книгу «Мистика апостола Павла». Он хотел ее закончить до отъезда, но этого не случилось: не хватило ни сил, ни времени. К большому сожалению…. Последнюю главу этой книги Швейцер он писал уже в декабре 1929 года на борту парохода, шедшего из Бордо в Кап-Лопец.

А предисловие к книге сочинял на другом пароходике, который вез его с женой в Ламбарене. Швейцер снова занялся строительными работами. Эпидемия дизентерии, свирепствующей долгие месяцы, была побеждена.

Строительство корпусов продолжалось и борьба с тропическими болезнями была первоочередной задачей. Появилась необходимость срочно строить еще одно помещение для душевно больных и строить его более прочно, чем раньше.

Сооружался новый барак для тяжелобольных, с кладовой для продуктов питания и комнатами для санитаров-туземцев, также большие цементные резервуары для дождевой воды, и просторное помещение столовой и гостиной.

Весной 1930 года жена Швейцера, в силу своего плохого здоровья, возвратилась в Европу. О больнице в Ламбарене распространилась слава за сотни километров. Люди добирались неделями, чтобы сделать операцию, вылечить от тяжелой болезни родных и близких, спасти им жизнь.

Помощь из Европы дала возможность Швейцеру запастись необходимым медицинским оборудованием, обустроить операционную, аптеку с запасом всех лекарств, необходимых для лечения тропических болезней.

Благодаря спонсорам в больнице работала кухня для больных и приезжих. Больница была укомплектована врачами, медсестрами, лаборантами, их труд не был таким изнурительным, как раньше. Швейцер чувствовал себя свободнее и продолжал писать свою книгу.

Мистика Апостола Павла

«Мистика апостола Павла» вышла в свет в 1930 году в Тюбингине. В 1931 году ее начали издавать в Лондоне, но переводчик скоропостижно скончался. В результате книгу допереводил, делал правки и готовил к печати профессор Ф. К.

Баркитт из Кембриджа. Книга вызвала большой интерес в обществе. Это было новое слово в богословии и раскрывало образ апостола Павла, как выдающегося мыслителя и мистика. С верной точки зрения показан Иисус Христос и Его Небесное Царство.

Павел считал, что те, кто верят в Иисуса как грядущего Мессию, будут жить с Ним в Царстве Небесном как обычные существа. Тогда как их неверующие современники, и люди прошлых поколений (начиная с сотворения мира) останутся вначале в могилах.

И только в конце этого Царства, в соответствии с позднеиудейскими воззрениями, совершится всеобщее воскресение, а за ним Страшный суд. Лишь с этого момента начнется вечность, в которой Бог есть «все во всем», т. е. все сущее возвращается к Богу.

Павел доказывает, что верующие во Христа как Мессию, благодаря своей причастности к мессианскому Царству, достигают формы бытия воскресших раньше всех остальных людей. Объясняет это тем, что они вместе с Христом обладают особой телесностью.

Их вера в Него есть только проявление того факта, что Бог издавна избрал их в качестве спутников Мессии. В таком случае, верующие перестают быть обыкновенными людьми, они становятся существами, находящимися в процессе перехода из обычного состояния в сверхфизическое.

Альберт Швейцер с женой.  Ламбарене

(кадр из фильма «Альберт Швейцер», Германия, ЮАР.)

В мистике «бытия во Христе» и «умирания и воскресания с Христом», Павел показывает эсхатологические чаяния исключительной силы. Его вера в близкое наступление Царства Божьего перерастает в убеждение, что со смертью и воскресением Иисуса, преобразование людей уже началось.

Следовательно, говорит Швейцер, имеют дело с мистикой, основанной на предположении о том, что совершилось великое событие космического масштаба. Значит, из знания смысла общности с Христом, вытекает этика апостола Павла.

Швейцер показывает, что слова Иисуса о хлебе и вине, как о Его теле и крови, Павел истолковывает в соответствии со своим учением о мистическом единении с Христом, С его точки зрения смысл Евхаристии заключается в том, что ее участники посредством еды и питья приобщаются к Иисусу.

Крещение, как начало спасения через Христа, является для него началом умирания и воскресения с Христом. Учение об оправдании одной только верой, созданное для борьбы против Иудеохристианства, приобрело в дальнейшем большую важность.

К этому учению апеллировали те, кто восставал против превращения христианства в нечто внешнее, в учение, согласно которому для праведности достаточно только добрых дел. «Опираясь на авторитет Павла, — пишет Швейцер, — они одерживали верх над своими противниками.

С другой стороны, искусственные рассуждения, с помощью которых Павел стремится представить дело так, будто это учение содержится уже в Ветхом завете, породили ошибочное мнение о самом Павле». [19]

Последние годы жизни доктора из Ламбарене

Шесть лет, с 1933 по 1939 год, Швейцер продолжал работать в Ламбарене и периодически посещал Европу для чтения лекций, органных концертов, издания своих книг. В это время несколько европейских университетов присуждают ему почётные докторские степени.

Вторую мировую войну Швейцер провел в Ламбарене и лишь в 1948 смог вернуться в Европу. В 1949 году по приглашению Чикагского университета он посетил США, где читал лекции по философии, богословии и жизни в Африке.

В 1952 году Швейцеру присудили Нобелевской премии мира, и на полученные средства врач построил небольшое селение рядом с Ламбарене для душевнобольных африканских людей. В 1956 году Британская академия наук избрала его своим член-корреспондентентом.

 Повседневная жизнь, доктора из Ламбарене

В мае 1957 года в Цюрихе умирает Елена Бреслау, любимая жена и незаменимая соратница Альберта Швейцера, с которой было прожито сорок пять лет. Смерть дорогой супруги отразилась на здоровье мужа, который сильно приболел, и долгое время не мог приступить к работе.

И все же Альберт Швейцер победил депрессию и не расстался с Африканским континентом. В 1959 году он навсегда возвращается в Ламбарене, в свою любимую больницу и будет работать в ней еще восемь долгих лет.

Теперь его медицинское учреждение состояло из многих помещений, которые могли вместить до пятисот человек. После приезда знаменитого доктора больничный городок стал местом паломничества людей со всего мира.

Доктора из Ламбарене знал весь цивилизованный мир. До последних своих дней врач Швейцер продолжал принимать пациентов, расширять больницу, писать статьи и выступать с воззваниями против ядерных испытаний.

Умер Альберт Швейцер 4 сентября 1965 года в Ламбарене на 91 году своей жизни. Похоронили его под окнами его любимого кабинета рядом с могилой дорогих друзей и соратников, с которыми долгие годы лечил африканцев.

В настоящее время больница Ламбарене оказывает медицинские услуги целому Африканскому региону. Здесь ежегодно обслуживается около 6000 госпитализированных и 35 000 амбулаторных больных. В больнице имеются отделения хирургии, терапии, педиатрии, зубная клиника, стационарная опека для педиатрической, взрослой медицины, хирургических и акушерских пациентов и роддом.

Две операционные работают круглосуточно. С 1980 года в больнице проводится научная работа по исследованиям малярии. Дети с тяжелой формой малярии, лечившиеся в больнице Швейцера, имеют самую низкую смертность в Африке.

Кроме того, учреждение проводит обучение для африканских врачей. Производится лечение Вич-Спид ннфекции и туберкулёза. Американский Национальный Институт Здоровья признал научно-исследовательскую лабораторию больницы одним из пяти ведущих сооружений в Африке, занятой научными исследованиями малярии.

Об Альберте Швейцере имеется большая литература, но среди авторов выделяются своими глубокими исследованиями следующие авторы: В.А. Петрицкий «Альберт Швейцер и его «Письма из Ламбарене» [20]; Д.А.

Ольдерогге «Альберт Швейцер в Габоне» [21]; Борис Носик. Альберт Швейцер. Белый доктор из джунглей [22]; Гусейнов А.А. Благоговение перед жизнью. Евангелие от Швейцера [23]; Харитонов И.С. Этика Швейцера и индийская мысль» [24]; Фрейер П.Г. Альберт Швейцер. Картина жизни». [25]

Больше, чем любовь. Альберт Швейцер и Елена Бреслау

(документальный фильм)

1. Алберт Швейцер. Жизнь и мысли. Москва, Республика, 1996. С. 35.2. Жизнь и мысли, с. 36.3. Ромен Ролан. Собрание сочинений. В 14 томах. М. 1993. Т. 14. С.389.4. Жизнь и мысли. С. 58.5. Жизнь и мысли. С. 71.6. Там же. С. 72.7. Там же. С. 84.8. Там же. С. 86.9. Там же. С. 109.10. Там же. С. 113.11. Там же. С. 114.12. Там же. С. 115.13. Там же. С. 117.14. Там же. С. 118.15. Там же. С. 120.16. Там же. С. 126.17. Там же. С. 127.18. Там же. С. 128.19. Там же. С. 129.20. Петрицкий В.А.

Альберт Швейцер и его «Письма из Ламбарене. //В кн. Алберт Швейцер. Письма из Ламбарене. М. Наука, 1996.21. Ольдерогге Д.А. Альберт Швейцер в Габоне. //В кн. Альберт Швейцер. Письма из Ламбарене. М. Наука, 1996.22. Носик Борис.

Альберт Швейцер. Белый доктор из джунглей. М. ЖЗЛ. 2003.23. Гусейнов А.А. Благоговение перед жизнью. Евангелие от Швейцера. М. Прогресс. 1992.24. Харитонов И.И. Этика Швейцера и индийская мысль. М. Наука. 1988.25. Фрейер П.Г. Альберт Швейцер. Картина жизни. М. Наука. 1982.

  1. молочница и стоматит одновременно
  2. антибиотики для собак
  3. аллергия на касторовое масло
  4. причины возникновения катаракты глаза
  5. болит лоб левая часть
  6. как снять аллергический зуд
  7. озноб и головокружение причины
Adblock
detector